Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

andrei orlov

Традиция Еноха-Метатрона (часть вторая)



Имя «Метатрон»

Предваряя исследование символического смысла образа Метатрона, необходимо сделать некоторые замечания о возможных реконструкциях этимологии имени «Метатрон». Несмотря на значительное число попыток, предпринятых учеными с целью приоткрыть завесу тайны этого слова, приводящего исследователей в замешательство, имя этого великого ангела по-прежнему остается загадкой для тех, кто изучает источники ранней иудейской мистики.  На данное время не существует никакого консенсуса среди ученых по вопросу происхождения имени Метатрон, которое встречается в раввинистических источниках в двух формах, одна из которых состоит из шести букв, Nwr++m, другая из семи, Nwr++ym. Исследователи выдвигали многочисленные гипотезы о возможной этимологии этих еврейских лексем.  По крайней мере девять возможных решений проблемы, бытующих в научной литературе, заслуживают рассмотрения.
1. Некоторые ученые полагают, что имя Метатрон, возможно, происходит от слова )r+m, означающего приблизительно «того, кто стоит на страже», существительного, по-видимому, производного от корня r+n, «охранять, защищать».  Хуго Одеберг указывает на самое раннее упоминание такого случая словообразования в сочинении Шимуша Рабба, где Енох представлен облаченным в сияние света, и ему поручено стеречь души тех, кто возносится с земли на небеса.   Эту гипотезу поддерживали Адольф Йеллинек, по мнению которого r+n служит возможным этимологическим основанием для образования слова Метатрон,  и Маркус Ястров, указавший с своем словаре на слово )r+m как на возможный этимологический источник для образования имени Метатрон.
2. Вторая предложенная гипотеза состоит в том, что данное имя, возможно, происходит от слияния двух греческих слов, μετά и θρόνος, которые, будучи объединены в одно слово, μετάθρόνος, могли бы обозначать «того, кто совершает служение за троном», или «того, кто восседает на троне рядом с Троном Славы». Эта гипотеза получила признание ряда ученых, но была отвергнута Шолемом, отметившим, что «в греческом языке не существует такого слова как Metathronios, и весьма маловероятно, чтобы евреи сами составили или придумали греческое выражение подобного рода».  Шолем также отмечает, что в талмудической литературе слово θρόνος никогда не служит эквивалентом соответствующего слова древнееврейского языка.  В ходе своего критического анализа Шолем приходит к выводу, что, несмотря на попытки некоторых исследователей привести дополнительные доказательства в пользу этимологии имени Метатрон как комбинации греческих слов μετά и θρόνος, «эта часто повторяемая этимология … не имеет обоснования».
3. Третья возможность этимологии имени Метатрона состоит в том, что оно, по мнению ряда ученых, происходит от греческого слова σύνθρόνος в смысле «сидящего на Троне рядом с Богом».  Одеберг подверг критике такую этимологию, так как «не существует ни единого известного иудейского источника, в котором бы Метатрон был представлен как сидящий с Богом на одном Троне».  Шаул Либерман, однако, в своем исследовании этимологии этого имени  приводит новые аргументы в пользу принятия такого решения проблемы.
4. В еще одной предложенной гипотезе это имя объясняется как ассоциирующееся с иранским Богом Митрой. Одеберг приводит список возможных параллелей между Метатроном и Митрой, подчеркивая их похожие небесные обязанности. По мнению этого ученого, роль Митры в качестве Заступника мира, Посредника между небом и землей, Князя мира, а также Свидетеля всех мыслей, слов и дел напоминает о подобных титулах и видах деятельности Метатрона.
5. Имя Метатрона также, возможно, происходит от латинского слова metator (вождь, проводник, землемер или посланник), которое, если его транслитерировать еврейскими буквами, будет выглядеть как rw+y+m или rw++ym. Эта гипотеза была принята некоторыми знаменитыми и авторитетными средневековыми авторами, принадлежащими к традиции иудейской мистики, такими, как Елеазар из Вормса и Нахманид.  Шолем подвергает критике эту гипотезу, отмечая, что «среди подлинных источников, содержащих рассуждения о Метатроне, невозможно обнаружить сведений, которые могли бы подтвердить происхождение этого имени от слова  metator».
Несмотря на скептицизм Шолема, Филип Александер недавно вновь привлек внимание к этой этимологии. Разъясняя свои аргументы в пользу такого происхождения имени Метатрон, он указывает на латинское слово metator, которое существует в виде заимствования в греческом языке в форме mitator, что означает, наряду с другими смыслами, командира в римской армии, в чьи обязанности входило быть предвестником, т.е. идти впереди колонны на марше для приготовления места, предназначенного для разбивки лагеря.  В свете такого значения Александер высказал предположение, что это слово «могло сначала относиться к ангелу Господню, который вел Израиль через пустыню, ведь этот ангел действовал как metator в римской армии, возглавляя израильтян на их пути через пустыню».  Исследователь также предполагает, что и сам Енох мог рассматриваться посвященными как metator или предвестник, поскольку он был тем, кто показывает, «как им следует избегать пустыни этого мира, чтобы перенестись в вышнюю обетованную землю».  Александер подчеркивает, что факт заимствования слова metator в древнееврейском и иудео-арамейском языках, засвидетельствованного в них со всей очевидностью, служит дополнительным подтверждением этой этимологии.
6. Еще одним возможным этимологическим объяснением имени «Метатрон» считается греческое слово μέτρον, «мера». Адольф Йеллинек, возможно, был первым из ученых, предложивших слово μέτρον в качестве альтернативной интерпретации имени Метатрона, на том основании, что Метатрон идентифицируется с египетским божеством Хором.  Гедальяху Струмза в своей недавно опубликованной статье приводит некоторые новые убедительные обоснования принятия этой этимологии, в центре которых стоит тот факт, что Метатрон не только был носителем Божьего Имени, но и служил измерением Бога и рассматривался в таком качестве в традиции Шиур Кома (преданиях о мере Тела Бога).   Струмза приводит доводы в пользу того, что «следует вновь принять во внимание возможность для слов μέτρον и/или metator (не стоит исключать слияния этих двух терминов) быть этимологическим истоком имени Метатрона».  Мэтью Блэк в своей небольшой статье, посвященной происхождению имени Метатрона, выдвинул некоторые дополнительные аргументы в пользу этой этимологии. По мнению Блэка, истоки слова «метатрон» можно распознать в ранее не замеченном учеными письменном источнике, а именно сочинении Вопросы и Ответы на книгу Бытия Филона Александрийского, сохранившемся только в переводе на армянский язык, где среди титулов Логоса обнаруживается термин praemetitor. Блэк высказал предположение, что praemetitor, возможно, связан с термином μετρητής, греческим эквивалентом латинского metator, «землемер», и этим титулом обозначается Логос.
7. Джозеф Дан предложил гипотезу, что имя «Метатрон», возможно, связано с функцией этого ангела как носителя Божьего имени. В текстах, содержащих сведения о Метатроне, этот великий ангел часто именуется «малым YHWH», то есть меньшим проявлением Божьего Имени. Дан предлагает воспринимать выражение «в нем» существующее во фразе из Книги Исхода 23:21 «ибо мое имя в нем», как относящееся к Метатрону,  предполагая, что «внутри него было невыразимое Божье имя, дававшее ему силу».  Дан также считает возможным, принимая во внимание фразу «мое имя в нем», истолковывать имя Метатрона как имеющее отношение к четырем буквам Божьего Имени».  По мнению этого исследователя, «по-видимому, это слово соотносится с четырьмя буквами слова tetra, т.е. числом четыре по-гречески, которое вставлено в середину имени Метатрон».  Дан, тем не менее, осторожно замечает, что у этой этимологии нет достаточных оснований для проверки ее подлинности.
8. Во введении к своему переводу на французский язык Третьей книги Еноха Шарль Мопсик высказал предположение, что этимологию имени «Метатрон» следует увязывать с историей Еноха, так как она, возможно,  имеет происхождение от греческих слов, использованных в Септуагинте для перевода текста Быт. 5:24: «И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его». Мопсик отмечает, что в версии Септуагинты текстов Быт. 5:24 и Сир. 44:16 еврейский глагол xql («брать») передается греческими глаголами μετέθηκεν или μετετέθη.  По мнению этого ученого, самая существенная часть слова «Метатрон» (Nwr++m) – первые три согласные, а именно, MTT  (++m), так как суффикс RON (Nwr) – это техническое дополнение, представляющее собой общую особенность различных ангельских имен в иудейских текстах, посвященных ангелологии. Мопсик, таким образом, приходит к выводу, что, возможно, три согласных самой значимой части Метатрон, ++m, служат транслитерацией в той или иной форме греческого слова μετετέθη. Подразумевая лингвистические параллели подобного рода, Мопсик высказывает предположение, что имя «Метатрон» может означать «того, кто был перенесен», и, таким образом, оно свидетельствует о непосредственной связи с историей перенесения на небеса Еноха.
9. Невозможно также полностью отбросить вероятность отсутствия вообще каких-либо этимологических объяснений имени «Метатрон». Некоторые исследователи отмечают, что вполне возможно у этого имени нет никакой этимологии и оно «может быть просто невнятным сочетанием звуков, подобно магическим именам Адирирон и Дапдапирон, которыми изобилуют тексты, относящиеся к традициям Меркавы и Хейхалот».
andrei orlov

"Без меры и без подобия" Часть 3. С Краев Света



                                  С Краев Света

Согласно 2-й книге Еноха (30:12), до своего грехопадения Адам был совершенно особым небесным существом. Славянский апокалипсис называет его вторым ангелом, великим и славным. Славянский термин может быть понят как указание на физические размеры праотца. В 2 Eн. 30:10 мы находим дополнительное свидетельство того, что «величие» Адама обозначает его величину. В этом пассаже Господь говорит, что «и в величии своем он (Адам) мал, и также в малости своей велик»[1]. Сочетание обозначений «велик» и «мал» в таком контексте поддерживает гипотезу, что эпитет «величие» в данном тексте относится к величине первого человека.
Наряду с такими общими указаниями на «величие» Адама, рассматриваемый текст содержит также и другие намеки на выдающиеся размеры тела прародителя. По-видимому, наиболее существенные свидетельства текста славянского апокалипсиса о незаурядных размерах праотца происходят из преданий о творении и именовании Адама.
В 2 Eн. 30:13 Господь говорит Еноху, что Он сотворил Адама из семи компонентов и определил ему имя из четырех «составляющих»: от востока (А), запада (Д), севера (А) и юга (М)[2]. Соотнесение анаграммы имени Адама с четырьмя сторонами света может служить указанием на пространность его тела, сопоставимого с размерами самой земли. Славянский текст, однако, не выражает такую связь эксплицитно. Более того, остается вопросом действительно ли этот пассаж, касающийся анаграммы – имени Адама, связан с преданиями о его теле. Но анализ ранних проявлений мотива имени как анаграммы показывает, что эта тема часто связывалась с темой телесных форм Адама. Чтобы проиллюстрировать эту связь, сделаем небольшой экскурс в историю указанной традиции.
Один из ранних иудейских текстов, где мы также встречаем подобную[3] же традицию имени–анаграммы Первочеловека – это третья книга Оракулов Сивилл, произведение, созданное, вероятно, в Египте около 160-150 г. до н. э.[4]. В Оракулах Сивилл 3:24-27[5] имя Адама как анаграмма связывается с мотивом его телесных форм: “Воистину Сам Бог образовал Адама, [дал ему имя] из четырех букв, первообразному человеку, исполняющему именем своим восток и запад, и юг, и север. Он Сам установил образ формы человекам.”[6] Выражение «образ формы» (tu&pon morfh=j) здесь, очевидно, относится к телу праотца. Такое соединение высказываний об имени Адама как анаграмме и об образе его тела существенно для нашего исследования.[7]
Другой египетский источник[8] – пассаж, находящийся в писаниях автора-герметика, алхимика Зосимы Панопольского, жившего в Александрии в конце III – начале IV века н. э.[9] – также связывает предание об анаграмме Адамова имени с телом прародителя:[10] “... они также говорили о нем (Адаме) символически; соответственно его телу, посредством четырех составляющих... ибо его ‘альфа’ обозначает восток, воздух, тогда как ‘дельта’ указывает на запад, а составляющая ‘мю’ [обозначает] полдень .…”[11]
Следует отметить, что и 3-я книга Оракулов Сивилл, и пассаж из сочинения Зосимы, два ранних письменных свидетеля о связи между анаграммой Адамова имени и его телом, связаны с Египтом. Отрывок из писаний Филона, упомянутый ранее, указывает на то, что к первому столетию нашей эры предания о гигантских размерах первых людей, по-видимому, были распространены в александрийской среде. Вторая книга Еноха, также содержащая связку преданий касающихся тела прародителя, вероятно, тоже была создана в то же время и в том же месте, то есть в первом веке нашей эры в александрийской диаспоре.
Традиция связывания анаграммы Адамова имени с размерами его тела не была утрачена в плавильном котле александрийской среды, но была тщательно сохранена и проявляла себя в поздних иудейских памятниках. Та же тенденция связывать имя Адама с четырьмя сторонами света, исходя из их греческих обозначений, с его телесным обликом прослеживается в раввинистических писаниях. Различие между ранними памятниками, такими как Оракулы Сивилл и сочинения Зосимы Панопольского, и этими раввинистическими материалами состоит в том, что последние явным образом увязывают указанную анаграмму не просто с Адамовым телом, но и со  вселенскими размерами этого тела, которое, как говорится в этих писаниях, простиралось «от одного конца вселенной до другого». Данная традиция засвидетельствована в достаточно большом числе различных раввинистических источников.
К примеру, в мидраше Берешит Рабба 8:1 говорится следующее:

Р. Танхума от имени Р. Банайи и Р. Берекийи от имени Р. Лазара сказал: Он сотворил его (Адама) как безжизненную массу, простирающуюся от одного конца вселенной до другого; так это написано: “Глаза твои не видели моего бесформенного существа” (Пс. 138:16). Р. Йошуа б. Р. Нехемийя и Р. Йуда б. Р. Шимон от имени Р. Лазара сказали: “Он сотворил его наполняющим весь мiр. Откуда нам известно, что [он простирался] от востока до запада? От того, что сказано: ‘Ты образовал меня позади и прежде’. А что с севера на юг? От того, что сказано: ‘С того дня, в который сотворил Бог человека на земле, и от края неба до края неба’ (Втор. 4:32). И откуда нам известно, что он наполнял собой полые простанства мiра? Из стиха: “И положил руку Свою на меня” (читая: ‘Удали от меня руку Твою’ (Иов 13:21))”[12].

Приведенная цитата показывает, что представления о вселенском теле прародителя соседствовали в раввинистической литературе с преданиями о соответствии имени Адама четырем сторонам света. Примечательно, что пассаж из Берешит Рабба 8:1 дает точно такую же последовательность называния сторон света как и 2-я книга Еноха: “с востока (A) на запад (D)” и с “севера (A) на юг (M)”, что всецело соответствует последовательности букв в греческой анаграмме имени Адама. Присутствие такой анаграммы в тексте мидраша указывает на её древнее эллинистическое происхождение, поскольку анаграмма имеет смысл  соответственно греческим названиям частей света, а не еврейским. Это предание о соответствии Адамова вселенского тела четырем сторонам света по четырем буквам его имени было широко распространено в раввинистической литературе и воспроизводилось множество раз в Берешит Рабба  21:3,  Берешит Рабба 24:2, Ваикра Рабба 14:1 и Ваикра Рабба 18:2. Существенно, что во всех указанных местах о сторонах света говорится в той же последовательности: от востока до запада и от севера до юга. Подобное предание засвидетельствовано также в Пиркей дерабби Элиезер и в Хрониках Иерамиила, где тема гигантского тела Адама, простиравшегося от одного конца земли до другого, объединена с историей  почитания праотца созданиями, ошибочно принявшими его за Божество[13].
В 11 главе Пиркей дерабби Элиезер говорится:
Он [Бог] стал собирать прах первого человека с четырех сторон мiра ... И он [Адам] встал на ноги свои и был украшен Божественным Образом. Рост его был от востока до запада, как сказано: “Ты украсил меня позади и прежде”. “Позади” относится к западу, а “прежде” относится к востоку. Все создания увидели его и испугались его, подумав, что это их Создатель, и они пришли и простерлись перед ним[14].
Хроники Иерамиила (6-12) воспроизводят это предание практически в том же виде:
... Бог затем призвал Гавриила и сказал ему: “Пойди и принеси мне прах с четырех сторон земли, и Я сотворю из него человека”... И он [Адам] встал на ноги свои и был как подобие Богу; рост его простирался от востока до запада, как сказано: “Позади и перед Собой Ты образовал меня”. “Позади” – это запад, и “перед [Собой]” – это восток. Все создания увидели его и испугались, ибо подумали, что это их Создатель, и они простерлись перед ним[15].
Приведенные фрагменты из Мидраша Рабба, Пиркей дерабби Элиезер и Хроник Иерамиила показывают, что предания об анаграмме Адамова имени в еврейских памятниках устойчиво интерпретируется как указание на вселенское тело праотца, созданное простирающимся от одного края мiроздания до другого. В свете этой тенденции, возможно, что анаграмма, фигурирующая в 30-й главе 2-й книге Еноха также представляет собой подобное указание на вселенское тело Адама. Это предположение становится еще более правдоподобным, если принять во внимание, что предание об анаграмме в 2 Eн. 30:13 появляется непосредственно вслед за определением прародителя как великого небесного существа[16].
                                               

---------------------------------------------------------------------------------------
[1]        Andersen, “2 Enoch,” 152.
[2]        Буквы этой анаграммы соответствуют греческим словам: a)natolh&, du&sij, a1rktoj и meshmbri&a.
[3]        В Оракулах Сивилл дана несколько иная последовательность: восток-запад-юг-север.
[4]        J. J. Collins, “Sibylline Oracles,” The Old Testament Pseudepigrapha (2 vols.; ed. J. H. Charlesworth; New York: Doubleday, 1985 [1983]), 1.355-6.
[5]        Джон Коллинз отмечает, что Оракулы Сивилл СО 3:1-45 “находит свою ближайшую параллель в иудейских орфических фрагментах, которые датируются, вероятно, II в. до н.э., а также в текстах Филона”. Collins, “Sibylline Oracles,” 360.
[6]        Collins, “Sibylline Oracles,” 362; Sibyllinische Weissagungen (ed. A.-M. Kurfess; Berlin: Heimeren, 1951), 72.
[7]        Латинская Жизнь Адама и Евы 27:1 также связывает имя Адама с “памятованием божественного господства”. Это выражение, возможно, служит указанием на славный облик Адама, представляющий собой своего рода “напоминание” или подобие божественному “облику”: “... Господь мой, всемогущий и милостивый Боже, Святой и Верный, да не будет изглажено имя памяти Твоего господства (ne deleatur nomen memoria tuae maiestatis).” A Synopsis of the Books of Adam and Eve. Second Revised Edition (eds. G. A. Anderson and M. E. Stone; Early Judaism and Its Literature, 17; Atlanta: Scholars, 1999), 32-32E.
[8]        Существенно, что и «Оракулы Сивилл» и пассаж Зосимы связаны с египетским окружением – средой вероятного происхождения 2-й книги Еноха. Нужно отметить, что вышеупомянутое исследование К. Бёттриха также содержит указания на соответствующие места в Оракулах Сивилл и у Зосимы. Бёттрих, однако, не распознает в них последовательность указаний на тело прародителя. Cм.: Böttrich, Adam als Microkosmos, 23-27.
[9]        A. J. Festugière, La Révélation d'Hermès Trismégiste, Vol. I. L'Astrologie et les sciences occultes (Paris: Les Belles Lettres, 1983), 239.
[10]      Cм.: B. A. Pearson, “Enoch in Egypt” // For A Later Generation: The Transformation of Tradition in Israel, Early Judaism, and Early Christianity (eds. R. A. Argall, B. A. Bow, and R. A. Werline; Harrisburg: Trinity Press International, 2000), 222
[11]      См. греч. текст в: M. E. Berthelot/Ch.-Ém. Ruelle, Collection des Anciens Alchimistes Grecs (2 vols.; Paris: Georges Steinheil, 1888), 2.231.
[12]      Midrash Rabbah (10 vols.; trs. H. Freedman and M. Simon; London: Soncino, 1939), 1.54-55.
[13]      Значимость этого мотива в преданиях, составляющих 2-ю книгу Еноха, будет рассмотрена далее.
[14]      Pirke de Rabbi Eliezer (tr. G. Friedländer; New York: Hermon Press, 1965),  76-79.
[15]      The Chronicles of Jerahmeel (tr. M. Gaster; Oriental Translation Fund, 4; London: Royal Asiatic Society, 1899), 14-17.
[16]      Еще одно предание, находящееся в 30-й главе, которое говорит о сотворении Адама из семи компонентов, также может быть расценено как аллюзия на вселенское тело прародителя. Описание, которое дается в 2 Eн 30:8, сообщает, что плоть Адама была сотворена из земли; его кровь – из росы и солнца; его глаза – из бездонного моря; его кости – из камня; его разум – из ангельской подвижности и облаков; его жилы и волосы – из растений земных; его дух – из Духа Господнего и ветра. Возможно, что такой последовательностью утверждений автор текста стремился подчеркнуть, что Адам изначально был творением макрокосмических измерений, поскольку сообщение о творении Адама из семи элементов указывает на Адама как на микрокосм, т.е. антропоморфную репрезентацию мiроздания. Мотив сотворения его из семи элементов может служить дополнительной связью этого предания с мистической традицией Shicur Qomah. Вышеупомянутый пассаж из Апокрифа Иоанна, где семь сил творят семь “душ” Адама, возможно, придает дополнительную осмысленность рассказу 2-й книги Еноха о творении Адама из семи элементов.