Андрей Орлов (aorlov) wrote,
Андрей Орлов
aorlov

Categories:

"Без меры и без подобия" Часть 4. Мера Божественного Тела




                                               Мера Божественного Тела

Как уже было упомянуто во введении, 39-я глава 2-й книги Еноха описывает «Тело» Господа как не имеющее «ни меры, ни подобия» в своей грандиозности. В то время, как этот текст недвусмысленно утверждает, что облик Господа превосходит всякие подобия и аналогии, содержание видения Енохом Господа парадоксальным образом представляет в тоже самое время из себя набор аналогий, в которых описание лица этого патриарха и частей его тела сопоставляется с описанием Божественного Лица и частей Его Тела.
Для установления связей рассказа 2-й книги Еноха с более поздними иудейскими преданиями нужно выделить в данном повествовании несколько важных деталей.

1. Существенно, что посредством аналогичных описаний в 39-й главе 2-й книги Еноха впервые, в Еноховой традиции, устанавливается связь между необъятным Телом Господним и телом седьмого патриарха; связь, которая впоследствии будет играть важнейшую роль в мистицизме Меркавы. Во 2-й книге Еноха, как и в более поздних памятниках традиции Меркавы, сходство описаний этих двух тел, по-видимому, даже усиливается с помощью дополнительных метафор, которые призваны показать тесную связь между тем, что говорится о телесности Божества, и тем, что говорится о телесности Еноха-Метатрона[1]. В материалах Меркавы мы встречаем выражение “рука Божия пребывала на главе Отрока, именуемого Метатроном”[2], и во 2-й книге Еноха (39:5) используется та же метафора, когда Енох рассказывает своим детям, что он видел десницу Господню, помогающую ему[3] (призывающую его)[4].

2. В материалах традиции Меркавы божественная телесность определяется как «Мера Тела»[5] (Shiur qomah).  Та же терминология часто применяется при описании тела Еноха-Метатрона. Так, согласно одному из текстов Меркавы, “телом своим сей Отрок наполняет мiр”[6]. Связь между описанием тела Еноха и Божественным Телом в рассматриваемом славянском апокалипсисе также подчеркивается использованием одной и той же терминологии. Неудивительно поэтому, что во 2-й книге Еноха терминология Shi'ur Qomah применяется не только по отношению к Господнему телесному облику[7], но также к телесному облику Еноха, который говорит о себе в тех же выражениях.

3. В 2 Eн. 39 тело Еноха очевидно выступает в качестве меры и аналогии посредством которых библейский патриарх сообщает своим детям о безмерности облика Господа. В 2 Eн. 39:6 термин "безмерно"[8] используется непосредственно вслед за выражением “Обьятие Господа”[9]. Такое объединение двух концепций («облика» и «меры») служит подтверждением гипотезы Г. Шолема, что 39 глава 2-й книги Еноха в точности представляет терминологию Shicur Qomah, поскольку термин "Shi'ur" может быть переведен как «мера»[10].

4. Существенно также, что сообщение о неизмеримости[11] Господнего Тела исходит из уст Еноха, который в различных местах 2‑й книги Еноха предстает как измеритель, как отвечающий за измерения различных земных и небесных явлений[12]. Это выявляет примечательную параллель с позднее засвидетельствованной ролью Метатрона как того, кто сообщает тайнозрителям о мере/облике Тела. В разделе Shicur Qomah памятника Merkavah Rabbah мы видим проявление этой традиции: “Я сказал ему, Владыке Торы[13], сообщи мне меру Творца нашего, и он сказал мне меру Творца нашего и сказал мне меру Тела (Shi'ur Qomah).” (Synopse §688).[14] В поздней иудейской мистике Енох-Метатрон сам описывается как мера[15] Божественного Тела.

В заключение данного раздела нужно подчеркнуть, что наш анализ описания «Господней телесности» в 39-й главе 2 Ен. показывает, что ряд черт данного повествования обнаруживают замечательное сходство с концепциями и образностью использованных при описании Божественного Тела в поздних традициях Хехалот и Меркавы. Вместе с тем, развитие этой темы в рассматриваемом славянском апокалипсисе, по-видимому, представляет собой весьма раннюю стадию раскрытия этой традиции, и ее содержание, пока характеризующееся некоторой неопределенностью, впоследствии приобретет более отчетливые формы в иудейской мистике.

----------------------------------------------
[1]        Итхамар Грюнвальд отмечает, что “довольно трудно сказать, стоит ли за этими измерениями какая-то методичность, но мы предполагаем, что изначально эти измерения были призваны передать идею идеальных пропорций. И эти идеальные пропорции понимались как свойственные и Богу, и человеку”. Gruenwald, Apocalyptic and Merkavah Mysticism, 214.
[2]        Synopse § 384.
[3]        Cм. также: 2 Eн 24:2 (краткая редакция). “И Господь призвал меня, и поместил меня слева от Себя, ближе, чем Гавриила”. Andersen, “2 Enoch,” 143.
[4]        Подобная же образность обнаруживается также в Эксагоге Иезекииля Трагика (72): “На нем восседал человек благородной наружности, с короной на голове и скипетром в руке. Другой рукой он подозвал меня.…” R. G. Robertson, “Ezekiel the Tragedian,” OTP, 1.812.
[5]        Гершом Шолем отмечает, что термин qomah часто переводили при его использовании в библейском контексте как “высота”/“рост” (“Measurement of the Height”). При этом он подчеркивает, что такой перевод неприемлем для памятников традиции Меркавы, где qomah, так же, как и в арамейских заклинательных текстах, означает «тело». Cм.: G. Scholem, Major Trends in Jewish Mysticism, 364.
[6]        Schäfer et al., Synopse zur Hekhalot-Literatur, 162.
[7]        Слав. обьятие. Соколов, 1.38, 1.94.
[8]        Некоторые описания Shiur Qomah также подчеркивают идею неизмеримости Божественного Лица: “...Образ лица Его и образ щек Его есть как меры духа, как сотворение души, так что никто не может распознать его, как сказано (в Писании): ‘Тело Его – tarshish’. Великолепие Его светозарно и сияет из тьмы и из облака и дыма, окружающих Его, и хотя они окружают Его, все Владыки Присутствия (ходатайствуют) перед столь же (повинуясь Ему, подобно воде, когда истекает она из) кувшина, по причине видения притягательности Его и красоты. Нет меры (hdm) в наших руках; открыты нам (лишь) имена”. Cohen, The Shiur Qomah: Texts and Recensions, 47.
[9]        2 Eн 39:6 “…Видел  облик Господен, без меры и без подобия ….”
[10]      Маркус Ястров переводит этот термин как “proportion”, “standart”, “definite quantity”, “size” и “limit”. M. Jastrow, A Dictionary of the Targumim, the Talmud Babli and Yerushalmi, and the Midrashic Literature (2 vols.; New York: Shalom, 1967), 2.1565.
[11]      Подчеркивание безмерности Бога во 2-й книге Еноха не входит в противоречие с учением традиции Shicur Qomah. Как отмечает П. Шефер, “традиция Shi'ur Qomah вовсе не предполагает утверждения, что Бог может быть ‘исчислен’, что Он, так сказать, супермен с огромными, но всё же измеримыми и постижимыми размерами… совершенно абсурдные вычисления призваны показать, что Бог не вместим в человеческие категории: Он, 'as it were,' – первообразен человеческому существу и в то время сокровен”. Schäfer, The Hidden and Manifest God. Some Major Themes in Early Jewish Mysticism (tr. A. Pomerance; Albany: State University of New York Press, 1992), 149-50.
[12]      См., напр., 2 Eн 40:2-12: “Я знаю всё, и всё записал в книгах, небеса и пределы их, и всё, что в них. И все воинства и движения их я измерил. И звёзды переписал я, и несчетное множество множеств…. Измерия я солнечный круг и исчислил лучи его…. Измерил лунный круг и его движения.... Измерил всю землю, и горы, и холмы, и поля, и древа, и камни, и реки, и всё сущее....” Andersen, “2 Enoch,” 164-166.
[13]      = Метатрон.
[14]      Schäfer et al, Synopse zur Hekhalot-Literatur, 252.
[15]      G. G. Stroumsa, “Form(s) of God: Some Notes on Metatron and Christ,” HTR 76 (1983) 269-88.
 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment