Андрей Орлов (aorlov) wrote,
Андрей Орлов
aorlov

Categories:

"Без меры и без подобия" Часть 1. Предание об Адаме



Предание об Адаме во 2-й Книге Еноха

            Прежде чем приступать к исследованию преданий о Божественном Теле, представленных в рассматриваемом славянском апокалипсисе, необходимо сделать экскурс в повествование 2-й книги Еноха об Адаме. Это повествование, по-видимому, создает отчасти полемический контекст, в котором появляются и разворачиваются предания о Божественном Теле.

История Адама занимает в славянской книге Еноха значительное место. Рассказы о сотворении прародителя и его падении находятся во всех трех главных разделах книги[i]. Адам изображен славным ангелоподобным существом, предназначенным Богом быть господином земли, но павшим и не исполнившим определения Создателя. Бóльшая часть материалов, посвященных Адаму, принадлежит пространной редакции, но и в краткой редакции тоже присутствует ряд важных свидетельств, относящихся к этой традиции. Наличие материалов, связанных с Адамом, в обеих редакциях и значимость повествований о нем для всего богословского замысла данного славянского апокалипсиса побуждают исследователя сделать заключение, что они не являются поздними интерполяциями, но, напротив, принадлежат к исходной композиции этого текста.

Следует отметить, что столь внушительное по своей значимости присутствие материалов, связанных с Адамом, в тексте ранней традиции Еноха достаточно необычно. В других книгах, связанных с именем Еноха и, в частности, в 1-й (Эфиопской) книге Еноха предания об Адаме не играют большого значения, и сводятся лишь к нескольким незначительным упоминаниям[ii]. Более того, образ Адама, как он представлен в 1-й книге Еноха, довольно отличается от того, как он выглядит в рассматриваемом славянском апокалипсисе. В сообщениях об Адаме 1-й книги Еноха ничего не говорится о вознесенном положении праотца.

Скромная роль, отводимая Адаму в ранних памятниках традиции Еноха, может быть объяснена тем фактом, что эти две традиции – одна, связываемая с именем Адама и другая, ассоциируемая с Енохом, – подчас входили в противостояние друг с другом в вопросах касающихся понимания происхождения зла в мире[iii]. С этой точки зрения, принимая во внимание противостояние Адамовой и Еноховой традиций, может показаться, что концентрированное присутствие материалов, связанных с Адамом, во 2-й книге Еноха представляет собой чужеродное добавление, превнесённое в оригинальное повествование значительно позже, в процессе передачи и бытования текста в христианской среде. Однако более внимательное изучение текста славянского памятника показывает, что наличие в нем преданий об Адаме не является ни внешним, ни случайным, но представляет собой естественную составляющую текста, концептуально важную для общего богословского содержания этого псевдоэпиграфа. Представляется, что смысл присутствия значительного материала, связанного с Адамом, во 2-й книге Еноха выявляется через рассмотрение образа Еноха, представленного в данном тексте.

            Исследователями ранее уже было отмечено, что описание фигуры Еноха, как оно дано в различных частях 2-й книги Еноха, выглядит более проработанным, чем это можно обнаружить в ранних трактатах 1-й книги Еноха. Здесь впервые традиция пытается изобразить Еноха не только человеческим существом, взятым на небо и преобразившимся в ангела, но также особым небесным существом, вознесенным над ангельским миром. В этом стремлении можно умотреть истоки формирования еще одного образа Еноха (весьма отличного от образа, характерного для ранней традиции письменных памятников, связанных с его именем), который значительно позже приобрел развитие в мистике Меркавы – концептуальной фигуры верховного ангела Метатрона, “Владыки Присутствия”[iv]. Возможно, поэтому, предания о вознесенном положении Адама были введены во 2 Книгу Еноха, впервые в Еноховой традиции, с тем, чтобы усилить значимость особого положения седьмого патриарха допотопной эпохи[v].

            Превознесенность праотца в его состоянии до грехопадения как архетип вознесенности человечества, по-видимому, служит в данном  славянском апокалипсисе моделью конструирования новой над-ангельской идентичности Еноха[vi]. Во 2-й книге Еноха этот седьмой патриарх допотопного периода приобретает совокупность ролей и качеств, которые повествование об Адаме этого славянского апокалипсиса ассоциируют с прародителем. Одна из таких переданных качеств – это предание о вселенском теле Адама, что, очевидно, сыграло формативную роль в возникновении представления о Енохе как о мере и измерителе Божественного Тела, зафиксированного в рассматриваемом славянском письменном памятнике.
                                       


[i]           2 Eн. 30:8-32:2; 33:10; 41:1; 42:5; 44:1; 58:1-3; 71:28.

[ii]        См. 1 Eн. 32:6; 37:1; 60:8; 69:9-11; 85:3; 90:37-38.

[iii]        В традиции, связываемой с именем Еноха, понимание происхождения зла основано на истории об исполинах, где падшие ангелы растлевают человечество, передавая ему недолжным образом небесные тайны. Адамова же традиция истоки зла видела в противлении Богу Сатаны и в нарушении заповеди Адамом и Евой в Эдеме.

[iv]        Филип Александер замечает, что “эта трансформация Еноха в 2 Ен. 22  представляет собой максимальное приближение, вне письменности Меркавы, к трансформации Еноха в 3 Ен. 3-13” Alexander, “3 Enoch,” 248.

[v]        В 1987 Моше Идэл опубликовал статью, в которой он рассматривал роль преданий, связанных с именем Адама, в формировании образа Еноха как верховного ангела Метатрона. Хотя исследование Идэла основано в основном на поздних раввинистических письменных памятниках, оно, тем не менее, показывает, что уже в некоторых псевдоэпиграфических повествованиях Енох предстает как светоностное соответствие Адама, который вновь обрел ту славу Первочеловека, которая была утрачена праотцом вследствие нарушения им заповеди. Идел предполагает, что преображение Еноха, его одеяние светом, описываемое в 2 Eн 22, возможно, также отнести к той же традиции, понимающей это преображение как возвращение к утраченному Адамом положению и его светоносности. Идэл замечает, что, насколько ему известно, “Енох – единственный из живших людей, о ком мы знаем, что для него были созданы светоносные облачения, напоминающие об утраченном Адамом облачении светом” M. Idel, “Enoch is Metatron,” Immanuel 24/25 (1990), 220-240. Филип Александер в своем недавнем исследовании предлагает некоторые добавления к предположению Идэла о формообразующей значимости преданий об Адаме в создании образа Еноха. Он указывает на ряд пассажей в раввинистической литературе, где говорится, что сверхприродное сияние небесной души Адама, отъятое от него вследствие согрешения, затем вернулось и нашло свое воплощение в Енохе. Далее он отмечает, что “за этими пассажами уже просматривается концепция Метатрона как божественного существа, сначала воплотившегося в Адаме, а затем снова нашедшего свое воплощение в Енохе. Енох, усовершивший себя в противоположность Адаму, согрешившему и павшему, возвращается в свою небесную обитель и занимает подобающее ему место в вышних, превыше высочайших ангелов... Енох, таким образом, становится фигурой искупителя, вторым Адамом, через которого восстанавливается человечество”. Alexander, “From Son of Adam to a Second God,” 111.

[vi]        Кристфрид Бёттрих в своей недавней книге Adam als Microkosmos (Judentum und Umwelt, 59; Berlin: Peter Lang, 1995) пытается исследовать предания о сотворении Адама из семи компонентов и о соответствии его имени четырем концам вселенной, о чем сообщается в 2 Eн 30. К сожалению, исследование Бёттриха совершенно игнорирует полемический характер повествования об Адаме во 2-й книге Еноха и его формообразующую значимость в создании образа вознесенного библейского патриарха в данном тексте. Вследствие этого Бёттриху не удается выявить предназначение преданий об Адаме в теологических построениях славянского апокалипсиса и распознать действительное значение полемического контекста в традициях, говорящих о “божественном теле” во 2-й книге Еноха.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments